Архив Учебные работы
Школа
Семья
Дядя Ваня
   
     
   
       
 

Совместный проект Экспериментальной сцены театра-фестиваля «Балтийский дом» и «MUZTheater» г.Заандам (Нидерланды)

Спектакль-лауреат спецноминации высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит»-2003, номинант «Золотого софита»-2004, участник
 международного проекта Magic Net «Классика и подросток»
Ева К. Матиссен
ЦАРЬ РJOTR
Русская сказка в двух частях
Постановка лауреата Государственной Премии России Анатолия Праудина
Сценография и костюмы – Ксения Бурланкова, Евгения Гладкая,ЯрославаДанилюк
Музыка – Ян-Виллем ван Круссен, Ян ван Рейнсоувер
Музыкальное фольклорное оформление, вокал – Ирина Пеева
Звук – Раиса Гутман
Свет – Людмила Десятерик
Премьера состоялась 15 сентября 2003 (Россия, Санкт-Петербург)
и 19 сентября 2003 (Нидерланды, Заандам)
В спектакле заняты: Ю.Елагин, н.а.России И.Соколова, М.Лоскутникова,
О.Белинская, В.Баранов, А.Кабанов,
С.Андрейчук, А.Еминцева,Т.Маколова.
Спектакль принимал участие в итоговом фестивале Magic Net-2004 в
Ирландии (г.Корк), в фестивалях «Золотая крыша»-2004 (Ярославль)и
"MINIFEST"-2008 (Ростов-на-Дону).

Продолжительность спектакля - 2 часа 30 мин.
Спектакль адресован зрителям от 14 лет и взрослым.

«Это, возможно, самый оригинальный подарок Нидерландов к трехсотлетию Петербурга. … Пьеса предназначалась для режиссёра Анатолия Праудина и актёров его Экспериментальной сцены. А это не тот коллектив, который склонен верить автору на слово. Спектакль носит отчётливые следы борьбы старательной, слегка претенциозной, не шибко умной и топорно написанной голландской пьесы с безудержной фантазией, холодной, философски настроенной головой, циничным (а потому на сегодняшний день – неотразимо обаятельным) остроумием постановщика и энергией его геройской актёрской команды.Праудину удалось соединить в этом спектакле детскую сказку с экзистенциальной проблематикой, решить сложное через простое. … Тюзовская эстетика, с использованием «простеньких» (то есть скупых по средствам) режиссёрских метафор, с детскими игрушками и детской же беззащитностью, обладает известным коварством: особенно жутко и выразительно смотрятся в таких условиях жестокие взрослые игры».
Лилия Шитенбург. Царь Pjotr. Ж-л Красный. Окт. 2003

«На Малой сцене Балтдома группа художников соорудила крайне симпатичное пространство: разноцветные половички уютно устилали пол, расписной задник подмигивал супрематизму… Здесь живёт мальчик – беленький, востренький, непоседливый, мечтательный. Петькой звать. Петька стреляет во все стороны из водяного ружья, … прячется в ящики, откуда разобиженным голосом жалуется на какую-то Соньку, которая чего-то там сказала Ваньке… И надо уже довольно сильно вырасти, чтобы сразу же распознать в «Соньке» – царевну Софью Алексеевну. Но потом герой … встретится лицом к лицу со своей судьбой – в образе забавной Девочки с косичкой ... И мальчик Петька встанет перед выбором – мы закроем детям ушки и добавим - экзистенциальным выбором. Девочка преподнесёт мальчику ужасно славную луну … И мальчик попросит, чтобы сбылась его заветная мечта - стать царем. Для чего он готов отдать «всё-всё-всё» ... и простенькая детская сказка продолжится самым роковым образом … В праудинском спектакле будущий император, мальчик Петька, начинает свою историю оттуда, где закончилась история другого императора – Калигулы, героя известной пьесы Альбера Камю. Тот лишь мечтал о луне как о чём-то невозможном. «Этот странный русский» получает свою луну сразу. Невозможное – неизбежно …
А дальше, благодаря разгулявшейся фантазии режиссёра … начинаются приключения … И всё бы хорошо – да только опять появится Девочка и, совсем как Баба-Яга из страшной сказки, потребует обещанное «всё-всё-превсё…» Мария Лилина. Сказ про то, как царь Пётр луну получил. Ж-л «Город». Сент. 2003

«Спектакль исследует не столько даже феномен самого противоречивого из русских царей, сколько — психологию творчества. Здесь вперемешку действуют произвольная сказочная, эгоистичная детская логика и бессознательное. Хронология и историческая летопись подчинены восприятию главного героя …
Благими намерениями вымощена дорога известно куда. Попробуй-ка быть великим и притом — человеком… Пока Пётр носился со своими детскими мечтами, страхами и реформами, в сказку незаметно прокралась трагедия. Постаревшая Девочка пришла за расплатой и выбрала «самое красивое» — сначала младенца-сына, а потом и старшего… Пётр с удивлением осознал, что вырос. А повзрослев, утратил потребность в творчестве — тут-то Иван-дурак его и мифологизировал, придав сходство с той самой восковой персоной.
Страхи прошли, холодный шар Луны расцветился оранжевым закатным солнцем, и Петина недотыкомка стала просто девочкой, за которой совсем не страшно пойти, пусть даже в вечность, и с которой так приятно «ждать у моря погоды, видеть сны и ничего не делать…»
Наталия Дьяченко. Страшная, страшная сказка. Санкт-Петербургский Час Пик. 8-13 янв. 2004

«Такое ощущение, что Матиссен впитала атмосферу и историю, пытаясь найти доступ к этому необычному образу, объяснить его. Ее текст словно дуршлаг, в чью чашу помещены все факты, и сквозь отверстия коего вытекают легенды, суеверия и то, что человечество из них делает, придавая им форму человека, который если и не был одной из самых чудовищных личностей в анналах истории, то подошел к этому очень близко.
Сыгранный российскими актерами и поставленный Анатолием Праудиным, …спектакль всеобъемлющ и подчас очень забавен...»
Mary Leland. “Pjotr”. The Irish Times. Monday, June 2004


   
       
пресса
гастроли