Архив Учебные работы
Школа
Семья
До свидания, Золушка
Дядя Ваня
   
     
     
       
 

Спектакль-лауреат Национальной Премии «Арлекин»-2005
ДО СВИДАНИЯ, ЗОЛУШКА!
Фантазии на тему сказки Е.Шварца
Постановка лауреата Государственной премии России Анатолия Праудина
Сценография и костюмы – народный художник России Март Китаев,
Михаил Платонов
Музыкальное оформление – Ирина Пеева
Пластика – Валерий Звёздочкин
Свет – Людмила Десятерик
Звукорежиссёр – Раиса Гутман
Премьера спектакля состоялась 25 декабря 2004
Санкт-Петербург
В спектакле заняты: М.Лоскутникова, н.а.России И.Соколова, А.Кабанов, В.Баранов,  Ю.Елагин, А.Еминцева, А.Полюшко, Н.Виноградова, И.Муртазаева, О.Белинская, С.Андрейчук, К.Маркин, С.Ионкин.

Спектакль- участник семинара «Российский театр для детей глазами немецких режиссёров»-2004, международного театрального фестиваля «Реальный театр» (Екатеринбург, сентябрь 2005), Премия за лучшую режиссуру на международном молодёжном театральном форуме «М.art.-атака-2006» (Могилёв, март 2006)

Для детей «До свидания, Золушка!» - посвящение в мир театра, для взрослых – философская притча о вымысле,  творческой фантазии и их непростых взаимоотношениях с реальностью. Золушка в этом спектакле – мечтательный очкарик, почти блаженная, задёрганная прагматичной, деятельной и хваткой мачехой, ожесточённо  требующей от жизни воздаяния по заслугам … Крёстная  – не Фея, а всего-навсего актриса – глава и душа бродячей труппы. А  все чудеса – из арсенала театра … Золушке хочется на бал, и она будет там, стоит только научиться понимать условный язык театра и отдаться во власть театральной игры…

ПРЕССА

 «Мы присудили Национальную премию внеконкурсному спектаклю «До свидания, Золушка». Театр должен быть сенсацией! Я журналом руковожу и говорю своим сотрудникам: «Друзья, если в номере нет сенсации, считайте, что номер погиб!» Так вот, в конкурсных спектаклях отсутствовали сенсации, это были более или менее хорошие постановки. А во внеконкурсной «Золушке» Праудин нашёл просто блестящие, неожиданные ракурсы, ситуации, и старый сюжет оказался так повёрнут!.. Много чего там было: необычное изобразительное решение – очень простое, но тем не менее будоражащее фантазию зрителей. А эти колоссальные изменения в мачехе и её дочерях, когда они вдруг напоказ начинали стирать на стиральной доске! Это было настолько неожиданно, когда вдруг они стали более Золушками, чем даже сама Золушка. Вспомнил я и сегодняшний день, когда будущий жених Золушки выходил в форме человека, побывавшего в Афгане. При этом всё было заряжено смыслом, не было пустяков, и любой новый шаг на сцене заставлял думать и удивляться. Если бы мы этот спектакль не признали лучшим, не было бы настоящих маяков для «Арлекина» в его будущей жизни…»
Эдуард Успенский говорит с помощью своих героев: Интервью М.Корнаковой с писателем Э.Успенским. Телевидение. РАДИО. 11 апреля 2006.

«…Праудинский спектакль – это тот бал, та волшебная страна, после которой остаётся лишь выдохнуть: «Ну вот, счастье, ты и пришло ко мне…». Счастье – увидеть детский спектакль такого режиссёрского калибра, такой меры доверия к воображению ребёнка, к его способности считывать подробнейшие театральные и человеческие смыслы… Жюри Национальной премии, изменив регламент фестиваля, единогласно присудило Национальную премию в области театрального искусства для детей «Арлекин» 2005 г. внеконкурсной «Золушке».
Марина Корнакова. «Арлекин»-2005: пенки, сливки и хрустальный башмачок. Санкт-Петербургский Час Пик. 27 апр.-4 мая 2005.

«…На самом же деле талантливым людям достаточно…«коврика и Актёра». Автор этой фразы, сам режиссёр, видимо, по скромности умолчал о значении главнейшей в театре теперь уже ХХI века фигуры. Как есть она в спектакле, тоже почему-то поначалу объявленном внеконкурсным – «До свидания, Золушка!» Режиссёр – Анатолий Праудин. Кажется, из ничего творит он реалии своей сценической версии шварцевского киносценария. Талант и фантазия, недостающие действующие лица прошедшего фестиваля, то, чего не купишь за деньги, в полной мере присутствовали в этом спектакле. Надел режиссёр на героиню Маргариты Лоскутниковой маленькие, кругленькие очёчки, и вот она, скромная Золушка, готова. … По «системе Станиславского» творят режиссёр с актёрами перевоплощения участников представления в мышей и экипаж, на котором Золушка отправляется на бал, как бы обнаруживая мастерскую профессии, прелесть выдумки в этюдах и актёрском процессе. … Художник спектакля при минимуме изобразительных постановочных средств, которыми он пользуется, тоже удивительно точен и талантлив. Имя ему – Март Китаев. Хорошо, что у фестивального жюри хватило мудрости перевести праудинскую «Золушку» из разряда внеконкурсных (а сомнения, знаю, были даже в том, для детей ли предназначен этот спектакль, поймут ли его школьники до 12) и наградить его Гран-при».
Анна Кузнецова. Попадёт ли Золушка на бал? Литературная газета. 2005. № 33.

«Праудин поставил спектакль о том, как мир театра – единственное спасение, как он захватывает человека, заменяет ему всё и дарит даже любовь… Спектакль не о том, что иллюзий не должно быть, он о том, как спасительна творческая идея, как спасителен мир фантазий, в который можно уйти. … в финале спектакля нет никакого разочарования. Любовь победила. Только любовь, выращенная в своём творческом коллективе, возбуждённая общими творческими стремлениями и верой в театральный труд, которым так славен театр Анатолия Праудина».
Марина Дмитревская. «Она говорит искренне» (В Санкт-Петербурге закончился фестиваль «Арлекин»).  Апрель 2005.

«Как хрупкая ёлочная игрушка, сказка упакована в белое – с полу до потолка и по сторонам расстелена мягкая пелена, по которой приятно ходить и в которой скрадываются шумы. … Всё тихо в этом спектакле – нет ни громких танцев, ни шумных ассамблей. Сказочной пышности тоже нет, все чудеса развенчаны. Искусство театра здесь единственный источник чудес … Так что эта тихая сказка о театре. О том, как из ничего возникает какой-то трогательный мир, прозрачный в своих дурных и благих намерениях».
Елена Горфункель. Тихая сказка. Дом Актёра. Декабрь 2005. № 10.

«Гран-при и приз от жюри критиков получил один из лучших сегодняшних режиссёров Анатолий Праудин за свой новый спектакль «До свидания, Золушка!» по мотивам киносценария Е.Шварца. … Режиссёрское понимание пьесы позволило ему оторваться от текста Шварца, перекроить и досочинить свой. Праудин – жёсткий концептуалист, и его режиссёрская логика достаточно извилиста, но дети, уставясь на маленькую, устланную белым войлоком сцену, почему-то смотрят трёхчасовой спектакль как загипнотизированные.  Не улавливая всех связей, которые тянутся к спектаклю из жизни, дети узнают в поведении Мачехи и двух её дочек тот облик, который приняли сегодня три вечно обновляющихся зла. В Мачехе (А.Еминцева) – чванство. Эта молодая женщина со связями того и гляди «закажет» Золушку, вставшую на пути. Марианна – самомнение, поддельность. Она прочла Конфуция и, следуя его этике, готова расцеловать зачумлённого прямо в его язвы. Ей и невдомёк, что этого старика подослал Король, чтобы испытать её – сцена, блестяще придуманная режиссёром. Но Марианна помогает только очень несчастным, до Золушкиных ли ей страданий! Анна – это похоть, мрачная и грубая. И вот среди них живёт Золушка (М.Лоскутникова), неподдельно добрая, неяркая, усталая, в своих очках и чёрном платье похожая на учительницу или просто на хорошую девочку, какая есть в любом детском саду, как есть и такие, как её сёстры. Две-три черты у каждого персонажа – и перед нами социальная маска, интересная взрослым и понятная детям. «Золушка» - спектакль, с которым трудно тягаться остальным».
Мария Зерчанинова. Киски с сосисками или лобовая мораль? SOSтояние детского театра. Вечерняя Москва. 11 мая 2005.

«Объективно говоря, это был действительно лучший спектакль, показанный на фестивале, - умный, грамотный, тонкий, эмоциональный, с качественной режиссурой и замечательными актёрскими работами. Маленькая оговорка – он вряд ли предназначен для детской аудитории, … хотя бы по той причине, что ни один ребёнок не вынесет действа длиной в три часа. … Но критерий профессионализма соблюдён, ничего не скажешь».
Ирина Алпатова. Недетский выбор «Арлекина». Культура. 19-25 мая 2005.

«Прослывший режиссёром жёстким, зачастую эпатирующим публику, … на сей раз А. Праудин удивил беспредельной нежностью и прозрачностью своего театрального сочинения … Спектакль получился непривычно лёгкий, изысканный и светлый, но и Праудин при этом остался верен своему творческому кредо…
Драматический разлад мечты и реальности в этом спектакле достигает почти прустовского масштаба. Золушка томима ожиданием счастья, и  в отражённой театром новой «реальности» ей достаточно услышать магический код – «принц», чтобы плениться пародией на него – неуклюжим, увечным юношей … с сияющей, как и у неё, душой. Реальность же, располагающая весьма привлекательным его двойником (актёр бродячей труппы, влюблённый в Золушку), не может удовлетворить чаяний героини. А потому вновь, как у Пруста, единственной реальностью становится мир воображения, то есть искусства…»
Наталия Дьяченко. Золушка – мечтательный очкарик. Российская газета. 25 марта 2005

«Для него [Праудина] в театре не существует стереотипов. Совсем. Это свойство абсолютно волшебное … Там, где нет стереотипов, штампов, банальностей и готовых простых ответов на сложные вопросы, - там есть простор для воображения и некоторая возможность чуда. Обыкновенного, разумеется … И потрясающее зрительское ощущение: я понятия не имею, чем кончится эта сказка, которую вообще-то знаю наизусть.
Многие путают простодушную детскую серьёзность с умудрённым взрослым цинизмом. Праудин не путает, а, напротив, талантливо совмещает … Вот и в хрестоматийной сказке Шварца он разглядел драматичную историю о волшебно славной девочке, которая едва не оказалась недостойной своей судьбы. Маргарита Лоскутникова играет Золушку мечтательной тихоней в круглых смешных очках (в спектаклях Праудина очки носят только очень хорошие, добрые люди). В её трогательном облике, в нежной интонации есть что-то совершенно нездешнее, сказочно искреннее – такое не сымитируешь. Но в какой-то момент, устав от стирки, уборки, готовки и иных женских, кротких способов борьбы с миром, Золушка решила во что бы то ни стало добиться простых житейских благ и вполне стандартных ценностей: платье подороже, карета престижной иномарки, блестящая вечеринка в высшем обществе и если любовь – то уж не иначе как к сыну правителя местной державы. Всё это прекрасно, спору нет, но этот «подарочный набор», скорее, входит в «потребительскую корзину» Мачехи и двух её дочерей…
С лёгкой руки околотеатральных невежд публика ждёт от праудинского театра небывалых кровавых «ужасов» и невыразимых «жестокостей», травмирующих детское сознание. Ничего похожего, разумеется. Просто в его спектаклях, помимо подробного, жёсткого анализа, всегда есть сцены, поражающие своей «свирепой выразительностию», как сказано у Пушкина. И никаких спецэффектов».
Лилия Шитенбург. Вредно ли не ездить на бал, когда этого заслуживаешь. Город. 2004. № 10

«Приемы, которые использует Праудин, несмотря на жёсткость режиссёрской конструкции, бесконечно разнообразны, ничто не сковывает актёрской инициативы. Это чувствуется во всем – манере исполнения, лёгкости переходов от роли к роли, изяществе движений, словесных импровизациях».
Людмила Филатова. Кончен бал. Петербургский театральный журнал. №39 (2005)

«Волшебная сила перевоплощения, магия театра дарят Золушке бал, приключения, любовь, она уезжает в воображаемой повозке в воображаемый мир… Это спектакль, одно из сильных впечатлений от которого – педагогический азарт Праудина. Видно, как увлекает его процесс воспитания актёра, тренинг, муштра, задания, этюды. Он сам напоминает этакую Фею, воспитывающую на кухне (Малой сцене Балтдома) труппу».
Марина Дмитревская.  Петербургский театральный журнал. №39 (2005)

«В спектаклях Экспериментальной Сцены помимо подробного, жёсткого анализа всегда есть эпизоды, поражающие воображение своей «свирепой выразительностью», как сказано у Пушкина. И никаких спецэффектов…В хрестоматийной сказке Шварца Праудин разглядел драматичную историю о волшебно славной девочке, которая едва не оказалась недостойной своей судьбы…»
Лидия Штейн. Великолепная четвёрка. Театральная жизнь. № 4 (2005)

«Чем будем удивлять? И чем воскресать? Рецепт, впрочем, дал именно Праудин в «Золушке», и осенью на фестивале «Реальный театр» я видела, как вдохновенно воспринимают этот совет мученики театра. Праудин поставил спектакль о том, что, когда сказочное королевство в кризисе, все мы месим мокрый снег и бредём без цели, а если у кого цель и есть, то она сугубо прагматическая (как у Мачехи и её дочек, занятых выбиванием мест в рейтингах), - в этой ситуации мир театра оказывается единственным спасением. Театр Праудина и спектакль про Золушку рассказывает про ценности, всё падающие и падающие в цене».
Марина Дмитревская. Мучеников тьма [По итогам театрального сезона 2004/2005].Петербургский Час Пик. 28.12.05-10.01.06.

«Этот спектакль надо показывать мамам с дочками, чтобы они друг друга учили. И папам с сыновьями, чтобы те тоже что-то начали понимать про нас, золушек. Тогда мы будем реже выходить из роли и превращаться в мачех. Вам же легче будет.»
Тайная любовная записка Анатолию Праудину – от Золушки (посторонних прошу не читать). Журнал «Театр». № 2. 2005

 

   
       
пресса
гастроли